N 23 (205)
top top
17 ИЮНЯ 1999
top
top top top top top top
     
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
 
     
Фестиваль, похожий на "Кинотавр"

Фрида Лунц

14 июня в Сочи закончился десятый Открытый российский кинофестиваль "Кинотавр". Одних он разочаровал, другие, как всегда, остались довольны. В общем, как обычно. Да только не совсем: "Кинотавр" действительно претерпел серьезные изменения. К чему они приведут - покажет время.

Олег Янковский и Марк
Рудинштейн: игра в четыре руки


СМЕНА ПАРТНЕРОВ

   Самая главная (она же самая печальная) новость: Марк Рудинштейн, десятилетний хозяин и генеральный продюсер, без которого в принципе ничего не состоялось бы, уходит. А это значит, что "Кинотавр" будет уже совсем другим фестивалем. Это чувствовалось уже сейчас, хотя Рудинштейн еще исполнял свои обязанности - чтобы довести десятилетку до логического завершения. Однако присутствие нового хозяина ощущалось во всем.
   Новый хозяин - Международный институт корпораций во главе с его лидером Григорием Коваленко. Трудно сказать, чем занимается этот самый институт. Но то, что новые хозяева - весьма удачливые коммерсанты, очевидно. В этом году фестиваль был поставлен на четкую коммерческую основу. Количество гостей сократилось в несколько раз, зато прибавилось немало людей со стороны - тех, кто смог себе позволить заплатить за аккредитацию 1400 долларов. Согласитесь, сумма бешеная. Нормальный человек, даже хорошо зарабатывающий, понимает, что за означенную сумму лучше провести две недели не в Сочи, а, допустим, в Ницце. Однако желающих поглазеть на "звезд" оказалось предостаточно. В один из первых дней фестиваля светский репортер журнала "ТВ-парк" Екатерина Тарханова орала в телефонную трубку своему главному редактору: "Мне нечего писать, тут нет никакой светской хроники, на пляже - сплошной Владивосток!" И действительно, если раньше "Кинотавр" был домашним, удобным, для своих, то теперь его участникам пришлось мириться с присутствием большого количества посторонних. В прежние годы люди ехали в Сочи в начале июня, как в детстве в пионерский лагерь в определенную смену, - чтобы оказаться среди своих. Компания съезжалась действительно постоянная: одни и те же гости, часто одни и те же участники, всегда одни и те же журналисты. Теперь его камерность утрачена. И это опечалило всех.
   К сожалению, изменение облика "Кинотавра" произошло в строгом соответствии с законами логики и бизнеса: фестиваль должен окупаться. Вопреки этим законам он существовал как раз все предыдущие годы - исключительно благодаря усилиям Марка Рудинштейна. Даже на Каннском фестивале любая суперзвезда имеет право лишь на три дня комфортной жизни на юге Франции - спустя три дня, кто бы ты ни был, - милости просим отсюда. Пожалуй, обычную кинотавровскую тусовку Марк Григорьевич здорово избаловал. Две недели у моря, да еще и без посторонних - устраивать такой праздник действительно возможно, лишь если работать себе в убыток, на радость людям. Рудинштейн устал. Но на церемонии открытия сказал: "Я ни о чем не жалею". Еще бы: теперь все те, кто будет приезжать на фестиваль в будущие годы, смогут ностальгировать, сидя на берегу: "А вот помнишь, старина, при Марке было лучше..." Уйти вовремя - талант редкий.    

КИНО

   Печально, но конкурсная программа Открытого российского кинофестиваля в этом году оказалась гораздо беднее, чем в годы минувшие. Значит ли это, что российское кино уже пережило пик своего развития и стало медленно угасать? Скорее всего, нет. Просто предыдущий фестиваль состоялся до 17 августа 1998 года, а нынешний - после. В условиях экономического кризиса кинематографу выживать очень трудно. Может, даже труднее, чем конкретному человеку. А на одних малобюджетных картинах кино существовать и развиваться не может. Потому и был так труден выбор жюри.
   Сначала в программе основного конкурса было заявлено 15 фильмов. В результате осталось 13. Фильм Никиты Михалкова "Сибирский цирюльник" был снят с конкурса по настоятельной просьбе режиссера. Вернее, организаторы фестиваля, чтобы не провоцировать конфликт, заявили, будто режиссер фильма и продюсер фестиваля просто друг друга не поняли. Таким образом, "Сибирский цирюльник был показан как "специальное событие", вне конкурса. Понятно, что Никита Михалков категорически не хотел участвовать в конкурсе: если бы вдруг "Цирюльник" не получил главного приза, отношения между "Кинотавром" и Никитой Сергеевичем были бы разорван окончательно. Поэтому в срочном порядке нашли компромиссный вариант. Второй фильм, не вошедший в конкурсную программу, - "Небо в алмазах" Василия Пичула. По словам Рудинштейна, он оказался настолько слаб, что никак не мог претендовать на то, чтобы быть отобранным в основной конкурс.
   Марк Рудинштейн с первых же дней называл фаворитом фестиваля фильм питерского режиссера Александра Сокурова "Молох" - странный взгляд на взаимоотношения Адольфа Гитлера и Евы Браун. Хозяева фестиваля прочили фильму главный приз, жюри активно сопротивлялось. В результате, как и в конфликте с Михалковым, был найден очередной компромисс. Гран-при, который все предыдущие годы был высшей наградой "Кинотарва", в этом году сделали наградой проходной. Главный же приз - "Золотую розу" - отдали картине Александра Рогожкина "Блокпост". Для Сокурова это означало уже второй провал его гениального (с точки зрения автора) произведения. Напомню, что на Каннском фестивале приз получил не режиссер, а автор сценария "Молоха" Юрий Арабов. В результате, когда в Сочи объявили "Молох" обладателем Гран-при, на сцену вышел продюсер картины Виктор Сергеев и заявил, что съемочная группа приняла решение отказаться от приза, поскольку решение жюри является не художественным, а политическим. Таким образом, "Молох" остался вообще без награды.

Подробнее

 

При перепечатке ссылка на газету "Имя" обязательна.
Концепция и поддержка: рекламное агентство "John Silver"


Back to Russian Movies directory