РОССIЯ  
№524 пятница

Расширенный поиск
Ежедневная общенациональная газета
Темы номера
19 июля 2002 г
Вся правда
о Панкратове-Черном
Романцева попрекнули
куском хлеба
Касьянов признался
в потере контроля
Архив О Газете Почта Форум

    Человек    
  
Панкратов-Черный в схватке с бандитами и казино

В том, что Александр Панкратов-Черный – душа компании, довелось убедиться лично. Несколько часов общения в кругу друзей стали его сольным выступлением. Все было интересно, все к месту. А коль пошел такой разговор, то я решил развеять некоторые мифы об артисте.

Миф первый: Александр Панкратов-Черный – сын актрисы Ляли Черной.
      – Никакого отношения к этой замечательной актрисе и певице не имею. Правда, в молодости приходилось целовать ей руку.
      А «добавка» к фамилии появилась так. Когда я впервые появился на «Мосфильме», туда вслед за мной пришел режиссер-однофамилец. Нас начали путать. Я был брюнетом и даже, как говорят друзья, родился с усами, поэтому в своем кругу стал Черным, а второй Панкратов – Белым. Как-то на съезде молодых кинематографистов при большом стечении народа один профессор, обсуждая мою работу, особо подчеркнул: «Я имею в виду Панкратова-Черного!» – тем самым официально закрепив «добавку» к фамилии.
      Вообще-то я родом с Алтая. Потомственный казак. У меня есть настоящая шашка и орден «Возрождение казачества» под номером 2. Первый – у головного атамана. Я – почетный полковник казачьих войск.

Миф второй: Александр Панкратов-Черный тянул срок, поэтому зэки у него такие правдоподобные, например уголовник Васька-Штырь из фильма «Перед рассветом» или Роман Лебедичкин из фильма «Устрицы из Лозанны».
      – В зоне бывал, не скрываю этого, но только как артист. Выступал перед осужденными, общался с ними, помогал. Например, когда услышал жалобы о перебоях с хлебом в лагерях, предложил тюремному начальству использовать в колониях мини-хлебопекарни. И даже помог несколько маленьких хлебозаводов купить и отправить в зоны.
      Насчет правдоподобности моих персонажей скажу так. Вокруг глухой деревушки, где прошло мое детство, было множество лагерей. Через деревню шли постоянные этапы. Взрослых к заключенным конвой не подпускал, так они посылали детвору. Мы бросали этим хмурым людям чай, яйца, хлеб…
      Отношение к ним у моих земляков было нормальное: в Сибири каждый второй сидел. Многих при Сталине вообще без вины бросали в лагеря. И дедушка мой, и мама, и три дяди – все побывали там.
      Сам я был близок к тому, чтобы загреметь за решетку. Во ВГИКе мы с другом провернули аферу: продали в Грузию взятый в пункте проката хрусталь. Хотели расплатиться со своими студенческими долгами, а еще – купить мне зимнее пальто, а ему – зимние сапоги, потому что и в заморозки друг ходил в сандалиях. Было заведено уголовное дело, от срока спасли институтские преподаватели, простили нашу очередную выходку. Самое смешное, что вырученные от продажи деньги мы пропили с друзьями за полторы недели. Тогда во ВГИКе появилось выражение «Панкратов начал пить в ночь с 17-го на 27-е».
      Не случайно, наверное, на съемках фильма «Устрицы из Лозанны» в одной из подмосковных колоний меня за своего держали. Начальник колонии так и сказал: «Зря уезжаешь. Может, поживешь еще у нас?» Я поблагодарил его за лестное предложение…

Миф третий: Александр Панкратов-Черный предпочитает отлынивать на съемках и за него все делают каскадеры.
      – Явный наговор. К примеру, есть такой фильм «Караван смерти». Я в нем – прапорщик, который в составе пограничного наряда заброшен вертолетом на горный перевал. Неожиданно пограничники встречают караван наемников с наркотиками и взрывчаткой… В схватке солдаты погибают, прапорщик остается один против банды. И благодаря своему мужеству выходит победителем, захватив в плен оставшихся в живых трех нарушителей границы.
      Съемка проходила в жутких условиях. Жара – за 50 градусов в тени, наряд ходил по раскаленным камням в полном обмундировании и вооружении.
      С нами была ленинградская группа каскадеров. Они мне помогли, но в фильм вошли только те сцены, где работаю сам. Так я старался делать всегда, и этот фильм – не исключение. Спортивная подготовка есть: занимался настольным теннисом, фехтованием, акробатикой, тренировался с каскадерами.
      Когда вернулся домой после съемок, жена не узнала: от моих 82 кг во мне осталось 68. По физическим затратам это был самый изматывающий фильм. Горжусь я этим фильмом еще потому, что не стыдно перед сыном, который занимается карате.
      Кстати, с сыном у меня связан еще один памятный момент в жизни. Когда мне пришлось играть есаула в фильме «Русские братья», на съемки приехал с сыном. Перед этим я много ему рассказывал о своем казачьем детстве, о лошадях. И вдруг поймал его ироничный взгляд: какой же ты казак, коль каскадеры за тебя будут гарцевать на лошадях. В общем, пришлось мне выложиться, но доказать, что во мне не зря течет казацкая кровь. Сын оценил.

Миф четвертый: Александр Панкратов-Черный – азартный игрок.
      – Не только я, все артисты – азартные люди. Одни страдания от этого. Зарабатываешь-зарабатываешь, а за два вечера – бац! – и все спускаешь!.. Все знают, что я – человек широкий, гуляющий: люблю застолья, щедрые столы с угощениями, когда дом полон друзей. Но бывают дни, когда гости собираются, а мне нечего на стол поставить. И все потому, что накануне занесло меня в казино и все там оставил.
      Побывал во многих игорных домах: в Монте-Карло, Лас-Вегасе, даже на Сейшельских островах…
      Жена узнала о моем пристрастии случайно: газета «Известия» опубликовала фотографию, где я сижу за столом в казино. Ужас, как подставили меня. Дома началось… Жена ведь ничего не знала.

Миф пятый: Александр Панкратов-Черный устал от кино, и потому он ищет себя в других областях творчества.
      – Если имеются в виду мои поэтические сборники, то Белла Ахмадулина много лет назад сказала мне: «Не смей бросать, пиши, когда-нибудь это напечатают». У меня уже несколько поэтических сборников. Зрители меня знают как весельчака, но стихи у меня по большей части трагические: в душе я человек очень грустный и сентиментальный.
      Стихи я пишу с детства. Но печатался я мало, тем более что в 1967 году шибанули за один стих, который не совпадал с торжественными одами в честь 50-летия Октябрьской революции. Вызвали в одно известное место и попросили дать подписку о нераспространении своих стихов и, естественно, не печатать их. Когда же никаких запретов не стало, все стеснялся и побаивался печататься. В общем, пишу потому, что сценической площадки и кино для меня мало.

 

Владимир Гондусов


Постоянный адрес этой статьи:
http://www.rgz.ru/arhiv/19.07.2002/sovremen/txt1.html
  
         
    ВАШЕ МНЕНИЕ ОБ ЭТОМ МАТЕРИАЛЕ    
  
XорошийНикакойПлохой
ВАШЕ ИМЯ

ВАШ E-Mail

ВАШ КОММЕНТАРИЙ




  
         

    СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА    
  
 ПОДРОБНОСТИ  /Дорогая наша сборная /На «Базаре» места всем не хватит
 СВЕТСКАЯ ЖИЗНЬ  /Джон Траволта стал путешественником /Русская Ракета готовится к свадьбе заранее
 КИНО  /Взрослые игрушки
 ВЫХОДНЫЕ  /Кусок свежести /Номер моей подмосковной мечты /Вечный турецкий огонь
 ЧЕЛОВЕК  /Панкратов-Черный в схватке с бандитами и казино
 СПОРТ  /Газзаеву объявили бойкот /Юшкевич – защитник своей зарплаты /Снайпер под конвоем
  
         


Создание и поддержка сайта Михаил Агалаков