Ваш СОБЛАЗН

Код


Пароль



Регистрация

Если забыли пароль

ЗНАКОМСТВА

НОВОСТИ

C 19 Ноября: Лучшие Анекдоты и Картинки - здесь Вы найдете то, о чем давно мечтали и БЕЗ БАННЕРОВ!!!

01 ноября 2002
Предлагаем Вашему вниманию сразу два новых выпуска [№ 22] и [№ 23] журнала "Тайны Соблазна"

03 Мая 2002
Год назад вышел в свет первый номер газеты “Тайны соблазна”, и вот мы отмечаем свой день рождения.

01 Июля 2001
Объявлен новый конкурс...

15 Мая 2001
Открыт сервер знакомств "Тайны Соблазна"...

03 Мая 2001
Вышла онлайн версия газеты "Тайны Соблазна"...


РУБРИКА

Адамовы дети
За семью печатями
Колесо истории
Искушения любовью
Любимец публики
Мания величия
По следам Фрейда
От вечного до великого
Мышеловка для лохов
С миру по нитке
Салон красоты
Сила искушения
Совет да любовь
Семь бед - один ответ
Чистосердечное признание
Женские секреты
Легендарные развратники
Роковое искушение
Мистика
Секреты психологии
Зарубежный бестселлер
Смех да и только
Конкурсы

АРХИВ

23 22 21 20 19 [18] 17 16 15 14 13 12 11 10 09 08 07 06 05 04 03 02 01


Наша кнопка!


Курс доллара
Погода

Профессор ХАЧИКЯН "Леонид КУРАВЛЕВ: «Меня до сих пор сравнивают с Афоней...»"

Как только Леонид Куравлев появился на сцене, стало ясно, что никакие чудеса техники не в состоянии донести до зрителя обаяние этого человека. Может быть, это плохой пример для сравнения, но смотреть вживую артиста, находиться с ним рядом, - это то же самое, что пойти на стадион на футбольный матч.

Конечно, время берет свое... Это был не Шура Балаганов и даже не Айсман, но мне кажется, что душой этот человек совсем не постарел. И неудивительно. Ведь для артиста самое главное - востребованность. А он продолжает сниматься, его по-прежнему приглашают. Значит, он нужен, значит, его любят и не забыли.

*Слушать Куравлева можно было бесконечно. Не знаю, как ему это удается (наверное, это одно из артистических таинств), но создавалось впечатление, что сидим мы вовсе не в зале кинотеатра, а в тесном дружеском кругу и отвечает он на вопросы не всем, а конкретно тебе.Леонид Вячеславович читал записки:

- «Как обстоят дела сегодня в нашем отечественном кинематографе?» Неважно обстоят. Ни для кого не секрет, что для съемок нужны деньги. Бывает, что картина начинает сниматься, потом деньги кончаются, и все приостанавливается. Потом находится еще какая-то сумма, и съемки продолжаются. Но бывает, что денег больше нет, и картину бросают. Такое даже сегодня не редкость. Особенно если фильм многосерийный. Я снимался в картине из двенадцати серий. Называется она «Теплые ветры древних булгар». Проект очень дорогостоящий. Я не понимаю по сей день, почему Булат Мансуров, снимающий картину, замахнулся на такой сюжет. Но вот рискнул ведь. Хотя с финансовой точки зрения все было похоже на авантюру. Несколько веков, начиная с пятого века. Много массовых сцен, дорогие костюмы. В этой картине я снимаюсь в пятой серии. Зарождение христианства на Руси. Играю я князя Добрыню - дядю Владимира - основателя христианства. И, конечно, проблем у фильма было предостаточно в отличие от картины, съемки которой проходили в Париже. Снимали там, однако, наши, русские. Нашелся такой продюсер - Евтушенко (не путайте с поэтом), он затеял этот проект. Затеял его он ради своей четырнадцатилетней дочери. Это Оля Евтушенко. Она уже снималась в главной роли в картине «Пионерка Мери Пикфорд». Любит папа кино. Пригласил ряд знаменитостей: Догилеву, Янковского, Волкову, Рудинштейна. Надо сказать, что картина снималась молниеносно. В течение месяца. Это и понятно, бюджет. С одной стороны, если находятся спонсоры, это хорошо. Но с другой стороны, бывает так, что от спонсора зависит слишком много. Я снимался у Павла Любимова в «Призраке дома моего». С этим фильмом происходили довольно странные вещи. Я играю в нем главную роль - доброго домового, который способен изменять людей к лучшему, влиять положительно на их характер, взгляды, судьбу. Играю в окружении замечательных молодых актрис - Саши Захаровой, Жени Симоновой, Иры Розановой... Они все играют блестяще, и я чувствовал себя как в настоящем малиннике. По сценарию мой герой вдруг решил заняться политикой, грязным в общем-то делом. И поэтому он теряет свои чудесные способности. А у фильма был спонсор, который вдруг заявляет, что в фильме не должно быть никакой политики. Как без политики, когда ею пропитан воздух? Но режиссер пускает его в святая святых - в монтажную. Спонсор, вообразивший себя художественным руководителем, командует: это убрать, это вырезать. Меняется смысл ленты, вытравляется смысл роли. И это происходит сегодня, когда нет политической цензуры!

Я как актер, оказывается, не имею никаких прав. Моя работа теряет смысл, и я не волен что-либо изменить, хотя брался за роль именно из-за интереса к характеру героя. Я бы не хотел, чтобы зрители этот фильм когда-то увидели. Но, несмотря ни на что, я считаю, что русский кинематограф жив.

- «Веселый ли вы в жизни человек?» Я человек серьезный, смеюсь редко, хотя понимаю, что до сих пор меня иногда ассоциируют с Афоней. И, кстати, думают, что если я снимался во многих комедиях, то со мной происходило обязательно что-то веселое. Просят рассказать. Огорчу, но на меня не падали осветители, я не падал ни в какие ямы, и никто при мне не падал. Я вас уверяю, что даже если я прыгну с парашютом, то он обязательно раскроется.

- «Какое учебное заведение вы окончили и когда начали сниматься?» В 1960 году я окончил ВГИК, но еще когда учился, уже начал сниматься. «Мичман Панин» Швейцера. С этим режиссером меня связывает многое. Я был занят у него в восьми фильмах. Это и «Золотой теленок», и «Маленькие трагедии». А педагогом моим был ученик Станиславского, из МХАТа. Его, к сожалению, сейчас уже нет - Борис Бибиков. Гениальный человек, из плохих артистов, но очень хороший режиссер. Он научил меня очень многому. И самое главное - вкусу. А вообще учение в нашем творчестве бесконечно. Снимаясь в «Афоне», я учился чему-то у Леонова, снимаясь у Михалкова, учился у него. Даже у Брондукова, который снимался в «Афоне» лишь в эпизодах, я тоже учился. Он играл гениально. И это не лукавые, а искренние слова. Ну и, конечно, Шукшин. Моя любимая картина - «Живет такой парень». Картина, которая мне принесла все. По сей день говорят, что после ее выхода на экран на следующее утро я проснулся знаменитым. И все, что потом делал, - это наследство из этого фильма.

- «Во сколько лет вы начали сниматься?» Еще во ВГИКе, но тут есть одна заковыка. Даже Борис Бибиков не поверил, что я стану актером. По главному предмету - актерскому мастерству - он поставил мне двойку, что означало автоматическое исключение. Это случилось на втором курсе. Окружение у меня было хулиганское. Отец - слесарь, мама - парикмахер. Вся родня жила в селах. В общем, из интеллигенции никого. Из мира искусства тоже. И когда я решил поступать на актерский, родня сделала соответствующий вывод: ребенок чокнутый. А почему решил туда пойти?.. Я не мог посягнуть на серьезные предметы. Учился скромно. Двоюродная же сестра, которая поступала во ВГИК двумя годами раньше, мне подсказала: там нет никаких математик. И тут же успокоила: зато там сто человек на одно место. Деваться было некуда. Первый раз я не поступил и пошел на фабрику, выпускающую елочные украшения. Со второго захода был принят. Отстоял же меня мой друг, который тоже получил двойку. Он сказал Бибикову: «Я понимаю, что актер из меня не получится, но все равно хочу учиться. Я и постараюсь, найду свою дорожку». - «Ладно, тебе поставлю, а Куравлеву?..» И поставил нам тройки. Друга зовут Боря Смирнов, и он действительно не стал актером, но я его не забываю. А дебют-то мой был все-таки у Тарковского...

Кинокритики до сих пор пишут, что «Мичман Панин» был моим первым фильмом. А это совсем не так. Впервые на съемочную площадку меня пригласил Андрей Тарковский, снимавший вместе с Александром Гордоном свою курсовую работу «Сегодня увольнений не будет». Я сыграл солдата, который вместе с товарищами обезвреживал мины, оставленные фашистами в Курске. Кстати, фразу, давшую название фильму, произношу именно я. Недавно фильм показали по телевидению, и я очень жалею, что не смог его посмотреть и не попросил никого записать...

- «Как вы попали в кино?» В кино попал благодаря «ухаживанию» за Софико Чиаурели.

Когда я учился на четвертом курсе, на экзамен по вокалу пришла Софья Абрамовна Милькина (сорежиссер Михаила Швейцера). В тот день я изображал неуклюжего кавалера своей однокурсницы Софико Чиаурели. Милькина и порекомендовала меня Швейцеру на роль матроса Камушкина в фильме «Мичман Панин». Я думаю, зайди она в другую аудиторию, на другой урок, то, наверное, заприметила бы другого студента. А так Швейцер стал моим «кинематографическим отцом», и я снялся в шести фильмах у великого режиссера. Все в нашей жизни решает случай...

- «Играли ли вы в театре?» Сразу после ВГИКа я поступил в уникальный театр. Это театр-студия киноактера. В нем было занято 240 киноактеров. Государство боялось безработицы, и мы «работали» на славу. Даже получали зарплату. Думаю, что мой рекорд можно занести в Книгу рекордов Гиннесса. За тридцать два года работы в одном театре я ни разу не выходил на его сцену. Почему? Не знаю. Побаивался. Хоть и уговаривали меня многие. В 1992 году меня уволили по сокращению штатов. Но я был не единственным. Уволили многих, в частности великого Олега Стриженова и других народных и известных. Вы знаете, были предложения и после моего увольнения. Но я все-таки побаивался.

- «Когда вы познакомились с Василием Шукшиным?» Во ВГИКе. Мы оба окончили его в 1960 году. Я учился на актерском, а он - на режиссерском. Василий Макарович пригласил меня сыграть в его дипломной работе «Из Лебяжьего сообщают». Фильм впервые показали в московском кинотеатре «Иллюзион» лишь после смерти режиссера. Я сыграл в трех фильмах Шукшина: «Из Лебяжьего сообщают», «Живет такой парень» и «Ваш сын и брат». Но сегодня могу признаться, что он приглашал меня во все свои фильмы. В «Странных людях» - на роль Чудика (его сыграл Сергей Никоненко), в «Калине красной» - на роль официанта (его блистательно сыграл Лев Дуров), а в «Печках-лавочках» я вообще должен был играть главную роль. К сожалению, в тот момент я уже дал согласие играть в фильме «Семнадцать мгновений весны». Наконец мы встретились, и я попытался объяснить Шукшину, что характер героя «Печек-лавочек» сильно смыкается с характером Паши Колокольникова, а от своих простаков я в тот момент пытался бежать. Через четыре дня состоялось решающее объяснение, и я в шутку сказал: «Вась, ну кто эту роль лучше тебя сыграет?» Вот так и получилось, что в «Печках-лавочках» сыграл не я. А лучшая моя роль, на мой взгляд, была в фильме «Живет такой парень». Удивительно, но после кинопроб художественный совет Киностудии имени Горького во главе с Сергеем Герасимовым нас отнюдь не похвалил. Был вынесен вердикт: «Очень вяло, слабо и неинтересно». После обсуждения Сергей Аполлинарьевич спросил: «Василий, ты веришь этому актеру?» Шукшин, не раздумывая, ответил: «Верю!» - «Ну тогда снимай, - сказал Герасимов. - Только учти, что по первой картине мы будем судить о тебе как о режиссере».

- «Не пытались ли вы по примеру Говорухина заняться политикой?» Ну, друзья мои, конечно, не пытался. Я слишком люблю свою профессию и слишком люблю своих зрителей, чтобы стать политиком, а потом измываться над ними.

- «Есть ли у вас свободное время? Если есть, то как вы отдыхаете и расслабляетесь?» Расслабиться можно на стадионе, поболев за любимую футбольную команду. Поорать до одури, до хрипоты! Дома-то потолки давят. Пивка выпить, глазками пострелять, если рядом нет, сами понимаете кого. Но это между нами. А вообще-то, если честно, то времени на это нет. Разве что на книги. Люблю читать. Это самый хороший отдых. С ним может сравниться только командировка... На море.

Вопросов было еще много. Иногда диалог прерывался для того, чтобы продемонстрировать кадры из фильмов. Когда в зале выключили свет, я заметил, чтоЛеонид Куравлев вышел в фойе. Интервью взять очень хотелось. Я выскочил за ним. Куравлев встретил меня улыбкой. Я не знал, о чем буду спрашивать. Просто мне хотелось пожать руку этому доброму и открытому человеку.

- Вы дадите мне интервью?

- Ну что вы, приятель! Какое интервью? Я еле говорю.

Куравлев, уже отворачиваясь от меня, может быть, видя мое огорчение, а может, осознавая значимость этого интервью для меня, снова повернулся ко мне, улыбнулся, совсем как Шура Балаганов, и сказал:

- Ну давайте, пока идет отрывок из фильма. Что вас интересует?

Вопрос вырвался сам собой:

- Вы никогда не задумывались над тем, что, будучи Айсманом, можете вызывать симпатию, которая перевешивает симпатию к Штирлицу? Мне вот очень хотелось, чтобы Штирлицу не удалось перехитрить вас. Мне было обидно за вас - ведь вы поручились за него. Ну не похожи вы там на плохого немца.

- Немцы ведь тоже разные были. Но вы своим вопросом как бы изгоняете меня из этого фильма. Что, я не вписался в образ? Роль Айсмана мне очень нравится. Я благодарен судьбе за эту роль. Хотя вроде бы и не моя это роль. Но если я не нашел семью пастора, то это судьба Айсмана, а точнее сюжета. И если вы переживали за Айсмана, то ведь вы переживали все-таки за актера Куравлева, а не за офицера гестапо? Да?

Что я мог сказать? Конечно, он прав. Слишком сильно его обаяние. Даже в немецкой форме он оставался для меня прежде всего добрым русским человеком.

Материал подготовил профессор Хачикян

 Back to Russian Movies directory