Вернуться

Пожизненный Портос Валентин Смирнитский

 

Палач города Лиль удавился бы с досады, узнай он, что орудие, которым некогда заклеймил волнующее тело Миледи, - жалкая игрушка в сравнении с теми “железами”, которыми жизнь выжигает свои метки на судьбах актёров. Уж она, родимая, как припечатает, так припечатает: носить клеймо - не сносить. И что бы в последствие ни делали в искусстве артисты, в 1978 году снявшиеся в картине “Д’Артаньян и три мушкетёра”, они навсегда останутся для публики Атосом, Портосом, Арамисом и д’Артаньяном.
Взять хотя бы актёра Валентина Смирнитского. В настоящее время он работает в одном из самых успешных творческих коллективов Москвы “Театре Луны", руководимом Сергеем Прохановым. Играет Полония в знаменитом спектакле “Гамлет”, поставленном режиссёром с мировой известностью Питером Штайном. Занят в антрепризном спектакле театра “О’ Кей” - “Хочу купить вашего мужа”, с которым и приехал на гастроли в Хабаровск. Снимается в кино. И всё же… Всё же для нас он прежде всего -добродушный драчун Портос.

– Валентин Георгиевич, широкому кругу зрителей вы, прежде всего, известны по ролям в художественных фильмах. Расскажите, пожалуйста, о последних своих работах в кино.

– Совсем недавно я снялся в картине молодого режиссёра Ильи Хотиненко “Лицо французской национальности”. Эта лента участвовала в фестивале “Кинотавр”, правда ничего на там не получила. А в настоящее время я снимаюсь в продолжении сериала “На углу у Патриарших”. Это фильм с криминальным сюжетом, я в нём играю одного преступного авторитета.

– Слышала, что года два тому назад вы планировали приступить к съёмкам новых серий “Д’ Артаньяна и трёх мушкетёров”.

– Должны были. У нас возникла хорошая идея, снять завершение всей мушкетёрской эпопеи. У Дюма же есть финал, естественный исход всех героев. И мы (в основном, этим занимался Миша Боярский) придумали оригинальную фантазию на тему Дюма, нашли под это дело приличные деньги, но …попали под дефолт. Помните в августе 1998 года? Поэтому всё это дело рухнуло. А сейчас наш продюсер хочет его восстановить. Не знаю, что из этого получится. Но, может быть, и снимем..

– Правда ли, что ваша дружба с актёрами, снимавшимися в “Трёх мушкетёрах”, продолжается до сих пор?

– Как вам сказать?.. Да, с Мишей Боярским мы дружим. И с Игорем Старыгиным тоже. К сожалению, Миша живёт в Петербурге, а я в Москве, поэтому мы видимся от случая к случаю. Но, тем не менее, сохраняем очень дружеские, хорошие отношения. Эта картина нас как-то сплотила…

– Валентин Георгиевич, то обстоятельство, что вы долгое время (более 10 лет) не работали в стационарном театре, сыграло в вашей актёрской карьере скорее положительную или отрицательную роль? (Несмотря на свою известность и славное портосское прошлое, Смирнитский до сих пор не получил звание народного артиста России. – прим. автора).

– В смысле регалий? Когда-то за ними актёры гнались, а сейчас относятся весьма индифферентно. Я так и вовсе всегда на них смотрел равнодушно. К тому же, когда я ушёл с “Малой Бронной”, то очень много работал в различных театральных проектах и в кино. У меня не было творческого простоя, так что с профессиональной точки зрения я не пострадал. А может быть, даже и выиграл. Дело в том, что любой театр, как и человек, в конце концов, достигает периода своей старости и умирания. А это очень отрицательно влияет на актёров, которые в нём работают и волей-неволей вместе с ним консервируются и не развиваются. А ведь у нас такая профессия: мы обязаны дышать со зрителями одним воздухом, разговаривать с ними на одном языке. Многие актёры “гибнут” именно оттого, что становятся неадекватны сегодняшнему дню. По крайней мере, я всегда остро чувствовал творческий застой, ощущал себя в нём некомфортно и начинал метаться…

– Значит, вы способны взорвать ситуацию?

– Не знаю… По-разному бывает. У меня ведь характер вспыльчивый, достаточно резкий. Но, в принципе, профессия приучает нас, актёров, к деликатности. Потому что, если ты своей некорректностью на сцене, к примеру, спугнёшь партнёра, то сам же от этого и пострадаешь. Может быть, я себя так приукрашиваю и расхваливаю! Но мне кажется, что я человек довольно-таки тактичный.

– Никогда не жалели о том, что стали актёром?

– Разные были моменты… Конечно, в глазах обывателей наша профессия выглядит очень престижно, однако на самом деле это не так. Она скорее трагична, ведь от неё остаётся масса душевных ран. И какой бы ты не был маститый, известный актёр, всё равно каждый раз, начиная репетировать новую пьесу или выходя на премьерный спектакль, ты чувствуешь себя студентом. И сколько бы ни прошло времени, какой бы ни был у тебя огромный опыт и мастерство, всё равно для тебя это экзамен. Потому что ты никогда не знаешь, что у тебя, в конце концов, получится. И получится ли вообще… Рабочий, который на заводе вытачивает гайку, точно знает, что она выйдет у него определённого размера. Классный токарь делает это почти автоматически. А актёру результат его творчества никогда заранее неизвестен.

Наталья Южина

Еженедельник “ТВР-Телевидение и радио” (г. Хабаровск), № 32 – 2000 г.