This is the US mirror of Russian site dedicated to Lubov Orlova, hosted by Russian Cinema directory

Любовь Орлова сайт- портрет

Любовь Орлова в роли стриптизерши

Об этом...

 

 

Как известно, секса в Советском Союзе официально не было. Правда, дети в стране появлялись с завидной частотой и регулярностью. Но, так сказать, в морально-нравственном отношении народ содержался в пуританских условиях. Пытливый взгляд Главного Кремлевского Критика и Цензора тщательно следил за "чистотой" информационых потоков, поступающих к зрителям с экранов кинотеатров. Не только "тяжелого порно", но даже "легкой эротики" не было и в помине. Поцелуи на экране - вершина любовного экстаза. Любовные объятья должны быть как можно более "братскими". Любовные диалоги - чуть современнее и смелее, чем у героев Шекспира, трехвековой давности.

И все же, несмотря на недремлющее око Главного Друга всех кинематографистов, режиссеры находили способы вызвать трепет в зрительских сердцах. Это давалось им даже легче, чем современным создателям эротической кинопродукции, поскольку "запретный плод сладок", а отсутствие привычки к подобного рода зрелищам и свежесть восприятия создавали благоприятную почву для чуткого реагирования на малейший намек на запрещенную тему.

Так что же заставляло учащенно биться зрительские сердца в далеких 1930-1940-х годах? Не будем смеяться, постараемся понять те наивные и трудные времена.

Народная артистка СССР, орденоносец Любовь Петровна Орлова, волею режиссера, одна из немногих демонстрировала в строго дозированных количествах элементы едва заметной (с современной точки зрения) эротики.

Любовь Орлова в роли цирковой артисткиВ фильме "Цирк" американская актриса Марион Диксон танцует на пушке в обтягивающем трико с блестками. "Номер на пушке" - несомненно, один из самых смелых эпизодов советского кинематографа той эпохи. Вероятно, фильм пользовался такой популярностью во многом благодаря именно этой сцене. Советский зритель жадно любовался стройной фигурой, точеными ножками и "идеологически невыдержанными" телодвижениями очаровательной "иностранки", такой соблазнительной и неприступно далекой одновременно.

 

 

Самым насыщенным "крамольными" эпизодами, как ни странно, был самый нелюбимый Сталиным фильм Г.В. Александрова - "Светлый путь".

Любовь Орлова - Таня - в заводском душе

Во-первых, Таня-Золушка показана моющейся в заводской душевой. Пользуясь словами героини фильма Марселя Карне, можно определить: зрителю демонстрируется "голая правда по плечи". На заднем плане - полуобнаженные работницы фабрики моются в полупрозрачных душевых кабинках. Сцена прямо-таки вопиющая по своей "откровенности" для советского кино.

 

 

Любовь Орлова - Таня

Во-вторых, Таня-Золушка появляется на экране в одной ночной рубашке - какой пассаж! В такой "униформе" она мечтает о трудовых рекордах, стахановских нормах и темпах, энергично двигает мебель, планируя свои действия у станков, и затем торопится позвонить заводскому парторгу.

 

 

 

Любовь Орлова - Таня И, наконец, Таня, в расстроенных чувствах, пристыженная этим самым парторгом, подскакивает на кровати в распахнутом халатике, в ночной рубашке, из-под которой видны чулки и пажи пояса. Смущенная, она слегка поправляет одежду. И все же на экране - полуодетая женщина. "Авангард" по тем временам.

Что ж, режиссер картины был все еще "молод и насмешлив". Ему еще не было и сорока, и молодой задор "босоного комиссара" еще не угас.

 

 

 

Любовь Орлова в роли стриптизерши И, конечно, не по-советски сексуальной была Любовь Орлова в крошечном эпизоде в фильме "Дело Артамоновых". Режиссер Григорий Рошаль, при помощи актрисы, создал прямо-таки маленький шедевр. Остается только поражаться изобретательности режиссера, который исхитрился в условиях строжайшей цензуры извлечь из красочного горьковского описания максимум смысла и полноценно передать его "скупыми", даже "скудными" средствами. Благодаря исполнительскому искусству актрисы и удачным режиссерским решениям у зрителя возникало именно такое ощущение, которое и должно было появиться при прочтении текста романа. Стриптиз был так живо показан такими тонкими полунамеками, что актрисе совсем не пришлось оголяться. Эффект был достигнут, и возрастной ценз, установленный на просмотр фильма, свидетельствует об уровне "морально-нравственной" опасности, диагностированной и точно зафиксированной бдительными сталинскими цензорами.

И уж совсем неприличные кадры попали в боевой киносборник, снятый в спешке в 1941 году. Любовь Орлова - Стрелка в пилотке, гимнастерке и сапогах, играя на аккордеоне, поет куплеты и лихо отплясывает. Любовь Петровна снова потрясает своей многогранностью, так как петь и танцевать, держа в руках довольно тяжелый инструмент, был бы нелегко даже мужчине, а тут - хрупкая женщина. Но вот незадача.. Юбка в складочку колышется в танце так размашисто, что видны не только чулки, но и выше... Именно глядя на эти кадры, Л.Берия изрек свой пошлый комплимент относительно физических данных актрисы.

 

Любовь Орлова в роли шпионкиЛюбовь Орлова в роли шпионки

О том...

 

 

 

 

В последние годы в СМИ и Интернете появились материалы, намекающие на существование тесных контактов звездной четы с "компетентными органами". Заявляется даже, что они являлись тайными агентами ГПУ/КГБ, иначе как объяснить тот факт, что они часто и беспрепятственно выезжали за рубеж.

Пожалуй, можно утверждать, что Л.П. Орлова и Г.В. Александров не числились внештатными сотрудниками ГПУ/КГБ, но вот отрицать, что компетентные органы порой привлекали их в качестве прикрытия для своих операций, не удается.

В Нью-Йорке были опубликованы "Особые задания. Воспоминания нежелательного свидетеля - советского мастера шпионажа" Павла Судоплатова (на английском языке), посвященные щекотливой теме - тому, как советские органы госбезопасности завладели секретами американской атомной бомбы.

"SPECIAL TASKS. MEMOIRS OF AN UNWANTED WITNESS - A SOVIET SPYMASTER"

Pavel Sudoplatov and Anatoli Sudoplatov (with Jerrold L. and Leona P. Schecter)

Foreword by Robert Conquest Little, Brown and Company

New York 1994, 1995. The paperback edition (1995), with addenda to the Foreword & Introduction

Вот цитата из этих мемуаров (перевод автора сайта):

"...В Западной Европе Василевский (сотрудник внешней разведки - прим. переводчика) выгодно использовал очарование Любови Орловой, знаменитой киноактрисы, и ее мужа, Григория Александрова, режиссера, в качестве прикрытия для встреч с Бруно Понтекорво, Фредериком Жолио-Кюри и другими известными западными учеными..."

Любовь Орлова и Григорий Александров в РигеЛюбовь Орлова и Григорий Александров на официальном приеме Любовь Орлова и Григорий Александров в ЛондонеЛюбовь Орлова и Григорий Александров на официальном приеме

 

 

 

 

 

Сам факт знакомства и встреч с известнейшими западными учеными, несомненно, мог бы украсить биографию Любови Петровны Орловой. Однако ни один из ее биографов ни словом не упоминает о подобных встречах, хотя все биографы подробно перечисляют имена известных западных деятелей литературы и искусства, с которыми она была знакома. Как следует из дальнейшего текста мемуаров П. Судоплатова, по окончании успешно проведенной операции Л. Берия запретил под угрозой наказания малейшие упоминания о любых контактах представителей советского государства (сотрудников спецслужб, ученых и т.д.) с видными западными учеными-атомщиками. Судя по всему, актриса и режиссер неукоснительно выполнили все указания руководства.

Благодаря вот таким косвенным свидетельствам можно сделать вывод: что было - то было... Таковы были правила игры, и выбор был ограничен - или играть по предлагаемым правилам или ... В лучшем случае - забвение и прозябание. В худшем (более вероятном) - лагеря или ссылка. Любовь Орлова и Григорий Александров сделали свой выбор. И никто не имеет ни малейшего права их осуждать.