This is the US mirror of Russian site dedicated to Lubov Orlova, hosted by Russian Cinema directory

Любовь Орлова сайт- портрет

Любовь Орлова

 

 

ДРУЗЬЯМ

Иосиф Прут

 

 

Наталья Глан

 

П.В. Вяземский

Галина Шаховская

 

 

Сергей Образцов

 

Я пью за здоровье не многих,

Лев Миронов

 

Не многих, но верных друзей,

Фаина Раневская

 

Друзей неуклончиво строгих

Ирина Анисимова-Вульф

 

В соблазнах изменчивых дней.

Ростислав Плятт

 

 

Джим Паттерсон

 

Я пью за здоровье далеких,

Августа Сараева-Бондарь

 

Далеких, но милый друзей,

 

 

Друзей, как и я, одиноких

 

 

Средь чуждых сердцам их людей…

Хочется особо отметить, что круг общения, круг близких людей, с которыми Любовь Петровну Орлову связывали не только хорошие профессиональные, но и теплые личные отношения, был очень ограничен. Она была постоянна в своих привязанностях, дорожила добрыми отношениями и бережно сохраняла их в течение многих лет. С большинством своих друзей она познакомилась еще в молодости, до того времени, когда она стала знаменитой. И она осталась для них скромной и нежной Любочкой. Только с ними она могла чувствовать себя не «образцовой советской кинозвездой», а обычным человеком, равной среди равных, грустной или веселой, уставшей или расслабленной, то есть естественной (разумеется, в той мере, в какой она вообще могла себе это позволить не наедине с собой).

 

Иосиф Прут вспоминает первую встречуИосиф Леонидович Прут

Они встретились еще в детстве, на детском празднике в доме Ф.И. Шаляпина. Он увидел 6-летнюю Любочку Орлову, ангела с золотистой головкой в облаке розовых окружев, и онемел: "это была не девочка, и не женщина... Это была микро-женщина!" Она пригласила его танцевать. Он пошел за ней, как лунатик. С тех пор он называл ее на "Вы". Он не мог сказать ей "Ты", хотя был на два года старше. Такое уважение и даже поклонение внушила она ему своей царственной статью и женским достоинством - и это в 6 лет! Благодаря его воспоминаниям, можно понять, что все, что потом завораживало и потрясало зрителей, все ее очарование и женственность, были заложены в ее природе, были ее врожденными свойствами, которые она постоянно шлифовала и совершенствовала на протяжении всей своей жизни.

В начале войны И.Л. Прут стал соавтором сценария фильма "Одна семья", который был снят на Бакинской студии, но так и не вышел на широкий экран. Когда Иосиф Прут уходил на фронт, Любовь Орлова положила в нагрудные карманы его гимнастерки бронированные пластинки, одна из которых спасла ему жизнь, защитив от пули. Так "розовый ангел" его детства оказался в буквальном смысле его "Ангелом-хранителем" в минуты опасности. Они дружили до ее последних дней.

 

Наталья Глан, Игорь Ильинский и Борис БарнетГалина ШаховскаяНаталья Александровна Глан и Галина Александровна Шаховская

Сестры-хореографы Наталья Глан и Галина Шаховская познакомились с молодой Любовью Орловой, когда она работала артисткой кордебалета в Музыкальном театре под руководством В.И. Немировича-Данченко. В.И. Немирович-Данченко пригласил Наталью Глан ставить танцевальные эпизоды в спектаклях Сестры сразу обратили внимание на эту «очаровательную девочку», грациозную и изящную, хорошо сложенную, похожую на эльфа. Она выделялась среди прочих не столько красотой, сколько какой-то легкостью, пластичностью и непринужденностью движений, гибкостью и вдобавок одухотворенностью. По ее просьбе сестры начали помогать ей ставить ее сценические номера – некие театрализованные вокально-хореографические миниатюры. Она заслужила их уважение своим поразительным трудолюбием, упорством и настойчивостью, требовательностью к себе, желанием все делать профессионально, доводить до совершенства.

Наталья Глан и Галина Шаховская – дочери известного русского и украинского архитектора Александра Ивановича Ржепишевского. После революции семья Ржепишевских лишилась всего имущества, собиралась эмигрировать. Однако судьба распорядилась иначе. В итоге мать с дочерьми поселилась в Москве в доме по улице Большой Никитской. Любочка Орлова часто приходила в этот дом готовить очередной номер.

Наталья Глан была красавицей, женой знаменитого режиссера Бориса Барнета. Он снял ее в знаменитом тогда трехсерийном боевике «Мисс Менд» по произведению Мариэтты Шагинян (на фото – кадр из фильма). Но актерское мастерство ее не привлекало. Она увлеклась хореографией и стала одним из самых модных, даже авангардных балетмейстеров. В ее экспериментальных спектаклях в Большом театре танцевал молодой солист Игорь Моисеев, в будущем – создатель знаменитого театра народного танца.

Галина Шаховская (7/20 февраля 1908 г.р.)– известный балетмейстер-хореограф. С 1936 г. – была балетмейстером и танцовщицей на эстраде. С 1940 г. – балетмейстер. С 1942 по 1965 г. она работала балетмейстером в Московском театре оперетты. Она ставила танцы почти во всех фильмах Александрова и Орловой, начиная с «Цирка» и заканчивая «Русским сувениром». Общим увлечением у «Галоньки» и «Любочки» было шитье. Конечно, их объединяла безграничная любовь к искусству, к профессии, энтузиазм, их полная посвященность работе, но и, в сильной степени, схожесть судеб и общность воспоминаний. Они вышли из интеллигентных семей, пострадавших от революции, потерявших все, что имели. Им пришлось «делать себя самим», начинать с нуля, преодолевать не только естественные на профессиональном пути препятствия, но и, в буквальном смысле, бороться за выживание, пережить лишения, голод, безденежье и безнадежность смутного послереволюционного времени. «Где память есть – там слов не надо».

Сергей Образцов со своей куклойЛюбовь Орлова и Сергей ОбразцовСергей Владимирович Образцов

Сергей Владимирович Образцов – знаменитый кукольник, создатель всемирно известного театра кукол. Сергей Владимирович Образцов прожил почти весь XX век - родился в 1901-м, умер в 1992-м. Сын известного инженера-транспортника академика Владимира Образцова сначала собирался быть художником. Но учебу во ВХУТЕМАСе совмещал с занятиями в Музыкальной студии МХАТа и некоторое время работал актером МХАТа второго. Будущий создатель Академического театра кукол активно выступал на эстраде, начав свою "кукольную" биографию с низовых жанров - исполнял пародии, романсы с куклами.

Тенор Сергей Образцов входил в состав комиссии, которая приняла молодую претендентку Любу Орлову в состав хора и кордебалета Музыкального театра под руководством Немировича-Данченко в 1926 году. С тех пор и до последних ее дней и длилась эта дружба. Их дачи во Внуково стояли по соседству. Он звал ее «Любочка», говорил ей «ты» и очень гордился этим, подшучивал над Александровым, который величал ее по имени-отчеству и обращался на «Вы». Это была обычная человеческая дружба, духовная общность творческих личностей и, опять-таки, общность воспоминаний. Ведь они начинали в одном театре, играли в одном спектакле «Соломенная шляпка», вместе делали первые шаги в искусстве, а потом каждый пошел своим особенным путем, продолжая с неизменным интересом наблюдать за успехами другого.

«Только старые люди знают цену памяти. Они любят запах цветка за то, что он помогает им что-то припомнить. Любят оперную арию как отзвук далекой минуты. Любят человека за добрую прикосновенность к исчезнувшей жизни». / С. Голубов

Лев МироновЛев Николаевич Миронов

Лев Николаевич Миронов – в течение многих лет был аккомпаниатором Любови Петровны Орловой. Их знакомство состоялось в 1927 или 1928 году в Доме Писателя на Тверском бульваре, где проходил концерт Любови Орловой с последующим обсуждением увиденного и услышанного взыскательной и искушенной публикой. Публика собиралась элитарная, профессиональные певцы, инструменталисты и прочие деятели искусства, критики. Среди слушателей был и молодой пианист Лев Миронов. В музыкальных кругах он был уже известен, поскольку выступал в академическом музыкальном трио имени Станиславского, совместно со скрипачем Каревичем и виолончелистом Адаматским. Любовь Орлова была немного знакома с участниками этого трио. Она пригласила Льва Николаевича на свой концерт, затем – на свои репетиции с Натальей Глан, а потом предложила сделать совместный концерт.

Любовь Петровна получила классическое воспитание и испытывала особое уважение и тягу к классической музыке, к «высокому искусству», к академическому стилю исполнения. Именно поэтому она была заинтересована в таком высокопрофессиональном аккомпаниаторе и партнере как Лев Миронов. Со временем их сотрудничество стало постоянным, а «Левушка» превратился в незаменимого спутника и помощника. Он был с ней в эвакуации, на концертах в госпиталях и на фронте. Он сопровождал ее в бесчисленных гастролях по стране, помогал выдерживать стрессы и нагрузки, ограждал от назойливых поклонников, утешал в усталости. Он был скромным, немногословным, но преданным и надежным. В каком-то смысле он отказался от своей индивидуальной карьеры и остался «в тени» своей знаменитой партнерши. Но трудно переоценить его значение в ее жизни. Левушка и его жена, тоже Любочка, были почти что членами семьи Орловой и Александрова.

 

Фаина Раневская в фильме Весна Фаина РаневскаяФаина Георгиевна Раневская

Фаина Георгиевна Раневская – «Добрый Фей», «Фуфочка». Они познакомились в 1933 г. в павильонах Москинокомбината, где обе снимались в разных фильмах. Фаина Георгиевна была на 6 лет старше, выглядела серьезней и солидней, и к ней-то за советом обратилась Любочка Орлова. Мудрый совет понадобился, когда режиссер Григорий Александров предложил Л.П. Орловой сняться в его музыкальном фильме «Джаз-комедия». Съемки должны были проводиться в Гагре, а значит, совмещать съемки и работу в театре, как удавалось до сих пор, не представлялось возможным. Актрисе нужно было сделать нелегкий выбор. Остаться в театре, где она уже начала завоевывать ведущее положение, хотя конкуренция еще была сильной. Или бросить постоянную работу и рискнуть. А риск, конечно, был. Успех фильма тогда был совсем неочевиден. Будущее самой актрисы представлялось таким же неопределенным. Был у нее, кроме профессионального, и личный интерес – сильная заинтересованность в серьезном продолжении знакомства с режиссером. Но этого Любовь Орлова ни с кем обсуждать не могла. А Фаина Георгиевна добрый совет дала: бросать театр и ехать сниматься. Подход был прагматичным: зрительская аудитория кинематографа неизмеримо масштабнее, обширнее, чем театральная. Для того, чтобы прославиться и преуспеть, кино дает актрисе больше возможностей, чем театр.

Фаина Георгиевна своим острым, все примечающим взглядом оценила «дивную прелесть» молодой актрисы и посоветовала ей использовать представившуюся возможность показать эту «прелесть» как можно большему количеству зрителей. Она сказала: «Вас будут боготворить» - и как в воду глядела, точно предсказала звездное будущее. Любочка охотно последовала совету и с тех пор звала Фаину Георгиевну своим «Добрым Феем».

Относилась Любовь Петровна к «Фуфе» с неизменным вниманием и нежностью, писала теплые письма. заботилась о здоровье. Они вместе долгие годы работали в театре Моссовета, играли какое-то время в одном спектакле «Сомов и другие». А когда в последние годы у ее любимой Любочки случился длительный творческий простой, долго не было ролей в театре, Фаина Георгиевна подарила ей на день рождения свою, может быть, лучшую роль – Этель Сэвидж, которая стала последней творческой удачей Любови Петровны.

При всей разнице их характеров и темпераментов, восприятия мира и масштаба таланта, они сохраняли добрые отношения, держались друг друга, поддерживали в противостоянии с руководством театра. «Любочка» любила-жалела свою «Фею», понимая ее ранимость, уязвимость, ценя ее гений, уважая ее независимый и гордый характер. Но эта любовь-жалость была не унижающей, а чуткой и уважительной, полной почтения и вежливого достоинства. А Фаина Георгиевна была благодарна за понимание и чуткость, больше всего ценила и любила именно эту подлинную интеллигентность в отношениях. Ну и , конечно, она тоже находилась под магическим обаянием личности милой «Любочки».

 

Любовь Орлова, Ирина Анисимова-Вульф и Фаина Раневская во Внуково, 1945 г.Выход на аплодисменты после спектакля "Лиззи Мак-Кей", Ирина Анисимова-Вульф, Любовь Орлова и Жан-Поль Сартр Ирина Сергеевна Анисимова-Вульф

Ирина Сергеевна Анисимова-Вульф - дочь Павлы Леонтьевны Вульф, знаменитой театральной актрисы, которая разглядела в молодой и чудаковатой Фаине Фельдман (Раневской) невероятное дарование, взяла ее в свою семью и помогла раскрыться, стать той самой - великой, знаменитой, гениальной. Многолетнее присутствие в семье постороннего человека, и не просто человека, а такой своеобразной личности, как Раневская, не могло не отразиться на судьбе дочери Павлы Леонтьевны - Ирины. Ей приходилось отстаивать свое право на материнское внимание, выдерживать сравнение в части актерского дарования, когда она сама в начале своего творческого пути из чувства противоречия поступила на юридический факультет Казанского университета, а затем, бросив его, вернулась в Москву и была принята в школу-студию МХАТа.

А потом , спустя годы, она занялась режиссурой. Избрала для себя несколько другое поприще, но все-таки осталась в искусстве, театре, в театральной истории. Она была правой рукой Ю.А. Завадского в театре имени Моссовета, помогала ему реализовывать его творческое видение, его художественное кредо в театральном искусстве.

Григорий Александров пригласил Ирину Сергеевну Анисимову-Вульф в качестве второго режиссера на съемки фильма "Весна". Также были приглашены ведущие актеры театра им. Моссовета Фаина Раневская и Ростислав Плятт. Хорошие творческие и дружеские отношения с режиссером и актерами театра значительно облегчили приход Любови Петровны Орловой в театр в 1947 году. Она получила приглашение сыграть роль Джесси Смит в спектакле по пьесе К.Симонова "Русский вопрос". Режиссером спектакля был Ю.А. Завадский, но именно И.С. Анисимова-Вульф занималась вводом в спектакль 45-летней дебютантки. Второе пришествие на театральную сцену было не слишком легким для Любови Орловой. Она, конечно, имела сценический опыт, но это было довольно много лет назад и, главное, это было на сцене музыкального , а не драматического театра. А это, надо признать, "две большие разницы". Терпение и такт Ирины Сергеевны помогли преодолеть многочисленные трудности и сомнения, дебют состоялся и был признан успешным и прессой, и публикой.

В дальнейшем Ирина Сергеевна была режиссером почти всех спектаклей с участием Любови Петровны Орловой на сцене театра. Их объединяла не только совместная творческая работа, но и схожие жизненные принципы и устои, внутренняя интеллигентность, воспитанность, сдержанность характеров, похожие судьбы (обе - непролетарского происхождения), высокое женское и человеческое достоинство и уважение к себе и другим.

 

Любовь Орлова и Ростислав Плятт в концерте Любовь Орлова и Ростислав Плятт в спектаклеРостислав Янович Плятт

Ростислав Янович Плятт, «Пляттик», как называла его Любовь Петровна. Совместная работа с ним началась с фильма «Весна». Они вместе ездили на гастроли, участвовали в концертных номерах, играли в спектаклях «Русский вопрос», «Сомов и другие», и вдвоем – в любимом спектакле Любови Петровны – «Милый лжец».

Он был остроумным и интересным собеседником, чутким и внимательным партнером по сцене, хорошим коллегой и просто замечательной личностью и интеллигентным человеком. Их связывали теплые и уважительные отношения. Из коллег-актеров в театре Моссовета Любовь Петровна общалась более всего с Фаиной Раневской и Ростиславом Пляттом.

Любовь Орлова и Джим ПаттерсонЛюбовь Орлова, Григорий Александров и Джим ПаттерсонДжим Паттерсон

Всегда с неизменной теплотой и нежностью Любовь Петровна относилась к Джиму Паттерсону - тому самому негритенку, ее черному ребенку из "Цирка". Он окончил нахимовское училище и стал поэтом-маринистом. С Любовью Орловой и Григорием Александровым Джим был очень дружен. Они чувствовали друг к другу некую привязанность. Радовались каждой встрече. Когда семья знаменитых кинематографистов отмечала какой-либо юбилей: свой собственный или одного из своих фильмов - непременным участником его оказывался и Джим. Снимая в Риге картину "Встреча на Эльбе", Орлова и Александров посетили Нахимовское училище, курсантом которого был Джим. Они приехали в него специально, чтобы повидаться со своим любимцем.

Любовь Орлова и Джим ПаттерсонДжим Паттерсон У Орловой не было своих детей. Казалось, всю нежность своего невостребованного материнского чувства она стремилась отдать Джиму. Как-то раз, то ли в шутку, то ли всерьез, она призналась: "Кто сказал, что у меня нет детей? У меня есть мой киносын - Джим". Он часто приезжал к ней на дачу во Внуково. Любовь Петровна потчевала его от души. Сама заваривала для него крепкий чай, угощала всякими сладостями. В 1960-е гг. они вместе выступали в концертах на стадионах по всей стране. Он - со стихами, она - с номером "на пушке", знаменитым "Диги-диги-ду, я из пушки в небо уйду". В тоненьком трико на 6-метровой высоте, в любую погоду. Дружба их длилась до самых последних дней Любови Петровны и Григория Васильевича. Когда ее не стало, он вспоминал: "Любовь Петровна говорила мне: "знаешь, Джим, когда я вижу тебя, я вспоминаю съемки фильма "Цирк" и ощущаю тяжесть в руках, как будто держу ребенка".

Августа Сараева-БондарьАвгуста Михайловна Сараева-Бондарь

Августа Михайловна Сараева-Бондарь, историк-искусствовед, работала научным сотрудником в музее истории Ленинграда. С Любовью Петровной она познакомилась в ноябре 1962 г., когда Августа Михайловна вместе с сотрудниками своего музея приехала во Внуково, чтобы транспортировать рояль И.О. Дунаевского в Ленинград, в музей. Любовь Петровна проявила внимательность и участие к незнакомой женщине, грустно стоявшей возле дачи Дунаевского, предложила пойти к себе - выпить чаю, так они познакомились. Потом Любовь Петровна и Григорий Васильевич приезжали в Ленинград принять участие в концерте, посвященном памяти И.О. Дунаевского, их любимого композитора. С этого и началась их дружба. Через два года знакомства Любовь Петровна предложила перейти на «ты» и обращаться друг к другу просто по имени. Они вели долгие разговоры об искусстве, о кино, о музыке Дунаевского и о многом другом, что может интересовать творческих людей, увлеченных своим делом.

 

Вот кратко то немногое, что известно о круге общения Любови Петровны Орловой. Их было немного, допущенных в ее закрытый для прочих окружающих мир. Они были разными по характеру, но абсолютно все были людьми творческими, профессионалами в своем деле, и все они любили ее ради нее самой, зная ее не по экранным образам, а такой, какой она была в жизни – за ее замечательные личные качества, душевную красоту и скромность, глубочайшую порядочность и верность в дружбе.